Вечность пахнет нефтью
Домой Поиск
Навигация   
Главная
Форумы
Библиотека
Статьи
Персоналии
Галерея живописи
Мифология
Рекомендовать
Обратная связь
Гостевая книга
Каталог сайтов
  
Поиск по сайту   
Существует проблема с этим блоком!
Баннеры и счетчики   
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг SunHome.ru Рейтинг SunHome.ru
рекомендуем   
Существует проблема с этим блоком!
Главная | Анкета | Рекомендовать | Связь с администрацией | В избранное | Сделать домашней

Статьи

Поиск

[ Главная | Лучшие | Популярные | Список ]

Культура
Наука
Психология
Религия
философия

Общее количество: 28 статей в 5 категориях

Диалогический характер понимания

После рассмотрения общей природы понимания, его структуры и уровней естественно перейти к выявлению процессов и механизмов его осуществления.

Следует различать нормативно-ценностные системы, в которых образован смысл, и нормативно-ценностные системы, в которых он рассматривается. Смысловые структуры различных индивидов и культур, сталкиваясь и взаимодействуя, взаимно изменяют друг друга.
Подробнее | Разместил: Пролетарий | Дата: 27.11.2008 | Прочитано: 3417 | Комментарии
Распечатать

Дьяволопоклонничество и сатанизм

По идее, как под дьяволопоклонничеством, так и под поклонением часто понимают совершенно разные вещи. Да и под самим Сатаной или Дьяволом (часто под этим тоже понимается одно и то же) – от литературного образа, или же некоей безличной силы, принципа, или же архетипа – до личностного восприятия, а часто – чисто материального, и даже с рогами и копытами. Думаю, совершенно естественно, что в случае, если под сатанизмом понимается просто подражание некоему литературному образу или обладание определенной психологией, понятие поклонения будет абсурдным, тут и обсуждать нечего. Несколько иначе обстоит дело с дьяволопоклонничеством и религиозными направлениями сатанизма, в которых Сатана или Дьявол – реальная (не обязательно материальная) сила – личность.

Что означает поклонение? «Придите и поклонитесь мне, народы Израилевы». Слуга, принявший приказание царя, кланялся. Воин склонял голову, хотя при этом выступал не как ничтожный раб, а именно воин, рыцарь и т.п.. Поклонение, поклон означает не УНИЖЕНИЕ сами по себе, униженность – для этого вовсе не обязательно поклонение, может быть ненависть, например, унижение можно испытать и при взаимодействии с «нижестоящим», и т.п.

Поклонение означает не унижение, а ПРИНЯТИЕ ВОЛИ того, кому поклоняешься – отказ от своей и следование его воле. Отказ от себя, своей самости как РЕШАЮЩЕГО, выбирающего, самосущего, автономного Я и признание себя орудием того, кто решает. Унижение к этому отношения не имеет, только – определенная позиция в мире.

Христианство есть именно пример поклонения.

Различие от служения, следования, соратничества именно в том, что при этом субъект следует САМ, по СВОЕЙ воле – как он. Да, его воля может подчиняться и согласоваться с волей объекта, которому он следует, не только в силу СОВПАДЕНИЯ решения, выбора, желаний самого субъекта с волей объекта – «как он», но и в силу авторитета, уважения, стремления к подобию – «потому что он», но при этом проявляется именно как ЕГО личная воля.

Естественно, выбор между поклонением и служением или следованием зависит от представлений самого субъекта как о себе, так и об объекте поклонения – т.е. говорит, в чем суть религии.

Думаю, представляя сатанизм именно как поклонение, дьяволопоклонники тем самым отождествляют Сатану с любым иным БОГОМ, а т.к. при этом они признают силу, могущество и власть, а также сотворенность мира и человека именно Богом, а не Дьяволом, который противоборствует ему как второе божество, имеющее, пость по направленности иные, противоположные, но по значимости – подобные свойства, цели, то тут речь пойдет уже о политеизме, т.к. они признают уже многобожие, различие только в выборе, какому богу идет поклонение. Язычество, по идее, только не в том смысле, в котором употребляют это определение христиане.

С другой стороны, на лицо подобие ЭТОЙ формы дьяволопоклонничества (т.к. не всегда им является именно она, есть и те, которые предусматривают именно почитание, уважение, следование, служение) с «сатанизмом» Сатанаила, весь спор между ними только в том, что дьяволопоклонничество считает бога «добрым», а Дьявола – злым и разрушающим, а сатанаиловцы – наоборот. Но, как известно, от перемены мест слагаемых…

По моим личным представлениям Сатана не является просто подобием бога, именно потому поклонение как признание за собой достаточной роли просто вещи, орудия с сатанизмом несовместимо. Сатанист следует по Пути Сатаны по СВОЕЙ воле, свершаемое не по своей воле ценности не имеет. В отличие от бога, относительно которого как ценное выступает именно требование отказа от своей воли, а следование его, ибо ничего не должно и не может быть вне и не от бога.
Разместил: сайт-робот | Дата: 23.11.2008 | Прочитано: 2787 | Комментарии
Распечатать

Уровень развития личности. Критерии сравнимости

Уровень развития личности. Пусть даже и в контексте сравнения. Сразу возникает вопрос: В ЧЕМ?

Прежде всего, уровень развития измеряется не в контексте сравнения с другими (что, как отмечалось в нескольких иных темах и совершенно справедливо – Шелером, есть признаком ресентимента в структуре морали (см. книгу в нашей библиотеке), а соотносительно с НАПРАВЛЕНИЕМ развития. Можно говорить о развитости того или иного свойства у нас соотносительно с уровнем овладения им, однако это свидетельствует исключительно об уровне развитости данного свойства, направленности, но не личности вообще. Если нет, то тогда это случай, когда данное свойство постулируется как необходимый и единственный критерий развития. Как правило, каждый пытается пропихнуть свой, а в таком случае каждый имеет право (в случае желания) послать его с его критерием гулять.

Например: Фриеде оценивает уровень развития сообразно христианским ценностям (сори, но Фриеде не возразила на мое неоднократное предупреждение, что я буду использовать ее посты в качестве наглядного примера). Мне не придет и в голову соревноваться с ней в уровне развития в этом. Да, да, она больше христианка! И если она снова примется меня в том обличать, меня это ничуть не оскорбит, не унизит, и, собственно, не обличит. Но сорри, с какой стати это должно оцениваться как уровень развития моей личности????? И то же касается критериев рациональности, социальной адаптированности, сатанизма, материальной обеспеченности, образованности, определенных навыков, состояния мускулатуры и т.п. ВСЕ эти критерии есть измерениями моей развитости В НИХ, но являются критерием развитости моей личности в целом, только если в них я развиваюсь, если направленность моего развития принимается сообразно им, но не иначе. А вот если я в них развиваюсь, ставлю это условием и целью, то тогда - другое дело. Можно говорить: вот хороший рыбак, т.к. у него полное ведро рыбы, но абсурдно оценивать качество грибника количеством рыбы в его ведре. Потому что он собирает грибы, а не рыбу, и вовсе не должен, не обязан и не ставит своей целью, не направляет усилия и не затрачивает времени на ловлю рыбы.

Ну, если говорить о сравнении уровня личности в чем-то одном, система в чем принимается ими обеими, то тогда, да, это сравнение имеет значение. Вопрос, почему признание тебя менее или более развитым в чем-либо рассматривается как оскорбление или унижение????? Почему выдвигаются требования, что кто-либо ДОЛЖЕН считать тебя более развитым, причем развитым в чем-то конкретном, а если не так, то это – не уважение? ЗАЧЕМ может понадобиться, чтобы тебя признавали великим музыкантом, если ты не учился играть? И зачем может понадобиться отрицать чье-то умение играть на том основании, что данного субъекта НЕ ДОЛЖНО уважать и признавать его умений и навыков???? Хочешь, быть музыкантом – учись, умение кого-либо играть, если ты не учился, НЕ ЕСТЬ оскорбительным для тебя. Но так само, если ты все силы бросаешь на изучение физики, то, что ты не умеешь при этом играть на гитаре не есть ни оскорбительным, ни причиной оценивать тебя как менее развитую личность. Потому что ты физик, а не музыкант и музыкантом быть не обязан, музыкант – не ость общеобязательный, объективный критерий оценки действительности.

На днях Dead Bride учила стрелять нас из пистолета. То, что она умеет делать это и делает лучше меня не показалось мне чем-то оскорбительным, когда она показывала мне, как это делается, она тем самым УЧИЛА меня, а не поучала, и было бы совершенно абсурдно усматривать в этом что-то унизительное, абсурдно было бы претендовать, чтобы она СЧИТАЛА, что я великий снайпер априори, а иначе это есть неуважение меня. Что за фигня, что за ресентимент???? Ее умение и знание ВОЗМОЖНОСТЬ для меня взять, если я это хочу, научиться и овладеть. Конечно, можно было бы приниматься обесценивать данную способность, заявлять, что это ненужно, подобное умение ничего не значит, и если я захочу, то стану великим снайпером одной силой своих претензий и т.п. ХНЯ! Чтобы стать снайпером, нужно учиться стрелять, а для этого требуется способность признать, что ты не умеешь стрелять и нуждаешься в учении, и воспринять это нормально, а не как нечто оскорбительное, ибо непризнание меня снайпером означает неуважение меня? Должна ли мать считать своего пятилетнего сына профессором математики, ибо это будет свидетельством ее уважения и любви, что ли????

ОТЛИЧИЕ, ИНАКОВОСТЬ НЕ ЕСТЬ ХУДШЕСТЬ само по себе. Уровень исчисляется исключительно относительно ОПРЕДЕЛЕННОЙ системы координат. А они разные, их МНОГО, и олух тот, кто полагает, что, поскольку он идет в магазин, скорость приближения к магазину есть критерием движения ВООБЩЕ.
Цитата:
Позволю себе вспомнить фильм "Гадкие лебеди" - исходя из этого, даже дураку можно приписать высокий уровень развития, если он признает, что он дурак (а такие, поверьте, есть).

Один великий мыслитель, ставший основоположником целого направления мировоззрения, чьи идеи используются и на сегодняшний день, говорил: «Я знаю только то, что я ничего не знаю». И надо отметить, что и через много лет он не сказал «Теперь я знаю все». Это об уровне развития и о ПРИЗНАНИИ уровня развития высоким и достаточным или недостаточным.
Цитата:
Если дурак признает, что он дурак, но ему и так хорошо - как это согласуется с высоким уровнем развития?


Мерзость, как тогда быть с тем, что Корвин определил как неинтеллектуального мудреца? Он однозначно дурак, если не читает умных книжек и не способен определить свои действия мудреными терминами, сослаться на автора, классифицировать, исходя из определенной системы?

С ходом истории накапливается все больший объем информации, и в большей части она состоит именно в определениях, классификации, отнесении к той или иной системе. Например, человек испокон веков умел обращаться с водой, имел с ней дело, пил, лечился, мылся. Но он не определял ее как Н2О, не относил к определенной клеточке системы Менделееева, он не читал книг и не усваивал, ЧТО есть вода и чем она является в такой и такой картине мира, какие ассоциации и какое место должна занимать в решетке понятий. Означает ли это его глупость? Если у подобного мудреца прекрасно растет хлеб, он, для того, чтобы ты признал его умным, ДОЛЖЕН уметь определять его сорт, вид, относить к определенной классификации и называть научным названием согласно учебнику ботаники? Почему и зачем? Он идет иным путем чем профессор ботаники, и вовсе не обязан идти путем профессора ботаники, и отсутствие у него теоретических знаний свидетельствует только о том, что он не есть теоретиком-профессором ботаники. Он идет ИНЫМ путем. Цитата:
Korvin писал(а):
Ну, иногда логика есть провести такое позиционное сравнение. Например, когда вас гложет зависть или чувство ущербности пред неким персонажем. Иногда - что бы опустить его не только в своих глазах, а и в глазах окружения.

Думаю, не обязательно только по этим причинам. Но причина всегда зависит от НАС.

Уровень развития зависит не от оценки и признания его, а состоит в уровне развития самого субъекта. Иметь более высокий уровень развития – значит, добиться ЕГО, а не его признания другими.


Подробнее: http://vpn.int.ru/forum/viewtopic.php?t=580&postdays=0&postorder=asc&start=15&sid=17
Разместил: сайт-робот | Дата: 21.11.2008 | Прочитано: 3597 | Комментарий: 1
Распечатать

Категоризация в процессе восприятия

Как отмечает А. М. Коршунов, «в философских работах понимание чувственного образа как процесса постановки и решения проблемы, пo существу, отсутствует». Как показывают психологические исследования, в процессе чувственного восприятия также происходит своеобразное решение проблем. Более того, именно благодаря этому окружающее воспринимается не как набор форм, цветов, звуков, запахов, а как упорядоченная и более или менее понятная субъекту совокупность предметов и событий. Осмысленность и понимание чувственно воспринимаемого возможны благодаря процессу категоризации ощущений и восприятий.
Под перцептивными категориями понимают выработанные в процессе познания и практики представления и понятия, в которых репрезентирован сохраняемый в памяти познавательный опыт субъекта. По своему содержанию категории могут быть простыми (например, «звук», «свет», «прямое — кривое», «больше — меньше»), более сложными (к примеру, «дерево — ель», «автомобиль — Волга») и очень сложными, в том числе представленными научными и философскими понятиями. Процесс категоризации заключается в том, что на основе признаков внешнего воздействия субъект относит отражаемый объект к той или иной категории, к тому или иному классу вещей или событий. Механизмом категоризации является перцептивное умозаключение.


Подробнее | Разместил: Пролетарий | Дата: 19.11.2008 | Прочитано: 3822 | Комментарии
Распечатать

Герменевтика как теория, искусство и философия понимания

Термин «герменевтика» (от греч. hermeneutikos) обозначает искусство толкования, разъяснения. Основными понятиями герменевтики являются понятия «смысл», «авторитет», «традиция», «интерпретация», «герменевтический круг», «часть и целое». Но центральное положение среди них занимает понятие «понимание».

Нельзя сказать, что проблема понимания не ставилась раньше в западной философии, но она рассматривалась под несколько иными названиями. Концепция понимания развивается в настоящее время, скажем, и в русле неокантианской традиции, но именно герменевтика выступает ныне как то направление в современной западной философии, которое претендует

2.1. Основные понятия герменевтики

Методическое изучение герменевтики и областей ее применения началось в новейшее время, но практическая и теоретическая разработка соответствующих понятий, процедур, проблем осуществлялась задолго до этого. Именно герменевтическому искусству понимания посвящена работа Аристотеля «Об истолковании», в которой речь идет о теории суждения, предложения, грамматики и т. д. Наряду с термином «герменевтика» в античности и средневековье использовался термин «экзегеза» (от греч. ехеgeomai), обозначавший в древнегреческом языке толкование сновидений, пророчеств, сакральных текстов, а затем закрепившийся за раннехристианскими толкованиями священного писания. Обоим греческим терминам — «герменевтика» и «экзегеза» — в латинском языке соответствует термин interpretatio (трактовка, освещение).

Герменевтика, понимаемая как анализ текста, пережила особый подъем в связи с протестантским движением (XVI в.), когда возникла необходимость новой интерпретации священного писания, отличной от догматической. Лютер, другие идеологи протестантизма, говорившие о непосредственной, «буквальной» ясности понимания текста, в поисках критериев и методов достижения такой ясности обращались к наследию античной риторики.

Протестантская герменевтика питалась религиозными переживаниями лидеров и сторонников движения Реформации, а также стремлением к ясному пониманию не только текста, но и природы, человека. Отсюда вытекают две ее характерные черты: во-первых, протестантская герменевтика оказалась сродни процедурам медитации, практикуемым в некоторых школах восточной философии и религии, и, во-вторых, как рациональная реконструкция смысловой структуры, она использовала известные ей методы лингвистики, поэтики и т. д. Взаимодействие этих двух достаточно разнородных тенденций определило характер развития протестантской герменевтики вплоть до наших дней.

Поскольку сами идеологи протестантизма анализировали библейские тексты с вполне определенной целью, стремясь воспроизвести божий завет, зафиксированный в отдельных фрагментах Библии, в его целостности, перед ними встала проблема соотношения при интерпретации целостной смысловой структуры и ее частей. Разработка данной проблемы явилась существенным вкладом протестантских теологов в герменевтику. Впоследствии проблема части и целого (индивидуального и тотального) стала центральным вопросом филологической герменевтики, развитой немецкими романтиками.

Становление филологической герменевтики во многом аналогично формированию герменевтики протестантской, поскольку ее первоначальной задачей было достижение понимания античных текстов, очищенного от христианских толкований. Этим и объясняется, почему такую значительную роль в ее становлении сыграли романтики. Одна из фундаментальных идей немецкого романтизма состояла в том, что целью анализа художественного творчества является понимание автора и мира его переживаний. Главная задача исследователя, согласно, например, Ф. Шлейермахеру (1768—1834), состоит в том, чтобы «суметь исходя из собственных умонастроений проникнуть в умонастроение автора, которого собираешься понять», более того, суметь «понять автора лучше, чем он сам себя понимал». Исследователь должен пройти обратный путь от произведения, выражающего переживания автора, к самим этим переживаниям, заново «конгениально» пережить их.

К середине XIX века сложились две главные тенденции в трактовке герменевтического понимания: как постижения индивидуального, личностного бытия и как постижения некоторого, большей частью надличностного, разумного начала, проявляющегося в действительности. В этой связи многообразные герменевтические концепции могут быть разделены на две основные группы: пантеистически-антропоморфные и трансцендентно-рационалистические.

В рамках первой группы разрабатывается трактовка герменевтического понимания как чувства единства с познаваемым, сопереживания ему. По этому принципу строились средневековые концепции понимания как единства с богом и в боге, концепции познания натурфилософов Возрождения (Ванини, Кампанелла, Бруно рассматривали понимание как переживание единства с природой). Пожалуй, наиболее полно подобная трактовка понимания оказалась представлена опять же в немецком романтизме. Так, согласно Новалису, «мы с миром составляем интегральные половины и потому мы поймем мир, когда поймем самого себя» 2. Продолжением этой линии герменевтики стали концепции, развитые в конце XIX — начале XX века в рамках «философии жизни» (В. Дильтей, Г. Зиммель). Жизнь, утверждается в них, познается только через жизнь. Поэтому всякое понимание, например, для В. Дильтея — это «вновь переживание», понять — значит сопережить, «найти Я в Ты». Несколько иной вариант той же концепции был развит в персонализме В. Штерна, М. Шелера, согласно которым понимание есть процесс «интроцепции», то есть внесения элементов иной смысловой структуры в собственное сознание, благодаря которому возможно «найти Ты в Я».

Появление концепций второй группы было связано с расширением сферы преобразуемой человеком действительности, с созданием новых средств такого преобразования — машин, приборов и т. д. «Бог-создатель» постепенно заменяется «человеком-инженером»; место божественного провидения занимает человеческое ratio. Д. Вико (1668—1744) — один из первых европейских мыслителей, осознавших философское значение проблемы понимания, утверждал, что человек понимает только то, что сделал он сам. Рационалистская установка нашла свое воплощение и в известном положении философии И. Канта (1724—1804), согласно которому мы можем понять лишь то, что в состоянии сделать.

Решающее влияние на современное развитие герменевтики оказал один из основоположников немецкого экзистенциализма, М. Хайдеггер (1889—1976). Многие авторы считают современных западных философов-герменевтиков лишь популяризаторами концепции Хайдеггера, с точки зрения которого герменевтическое понимание представляет собой фундаментальный способ бытия человека. Учение Хайдеггера о языке и понимании, с которым он выступал с середины 30-х годов, стимулировало возникновение герменевтического подхода к осмыслению целого спектра явлений действительности: от филологии и эстетики до естествознания и политики.

Новые импульсы развитию герменевтики были приданы деятельностью ученика Хайдеггера — X. Г. Гадамера (р. 1900). Для Гадамера герменевтика — это теория опосредствованного языком переживания мира, теория, имеющая значение для любой науки и вообще любой человеческой деятельности. С этих позиций понимание оказывается фундаментальной характеристикой человеческого существования, а язык — фундаментальным модусом человеческого «бытия- в- мире». Такой вывод вполне соответствует цели Гадамера — созданию герменевтики как универсального способа философствования. Задача философской герменевтики, пишет он, состоит в том, чтобы «расширить герменевтическое поле во всем его объеме и подчеркнуть его фундаментальное значение для всего нашего миропонимания, во всех его формах: от интеллектуальных коммуникаций до социальной манипуляции, от опыта, получаемого индивидом в обществе, от традиции, созданной религией и правом, искусством и философией, до освобождающей энергии рефлексии революционного сознания». Тем самым герменевтика трактуется не просто как метод, а как универсальная философская доктрина.

Рассмотрим содержание основных понятий герменевтической теории понимания. Главным условием понимания, согласно герменевтике, является <<вхождение герменевтический круг>>. Во времена патристики Августин выражал его суть так: «Надо верить, чтобы понимать, и понимать, чтобы верить». Романтическая герменевтика уже придавала вере не столько религиозные и моральные, сколько теоретико-познавательные функции. Так, по мысли Новалиса, вера не противоположна теоретическому познанию, а является его формой, поскольку понимание осуществляется не только через разум, но посредством всех духовных сил человека.

В формулировке В. Дильтея и Ф. Шлейермахера идея «герменевтического круга» связывает воедино понимание и объяснение: чтобы понять, надо объяснить, но чтобы объяснить, необходимо понять. Согласно Хайдеггеру, экзистенциальное понимание обусловливается не деятельностью сознания, а есть сам способ бытия человека в мире. Это первичное понимание — «предпонимание» — составляет «горизонт» человеческого бытия.

В концепции Гадамера это предварительное понимание получило название «пред-рассудка» (Vorurteil). Оно трактуется как традиция, в которой живет и мыслит человек и которая определяет характер его осмысления действительности. Беспредпосылочное понимание, согласно Гадамеру, не более чем «фикция рационализма». Теоретическая деятельность сознания представляет собой уже вторичное понимание.

Таким образом, Гадамер вслед за Хайдеггером вычленяет две ступени герменевтического понимания: жизненно-имманентное (личностное) и рационально-телеологическое. Всякую попытку освободить познание от «предпонимания» и прийти к знанию предмета самого по себе, безотносительно к познающему человеку, они считают ошибочной. Устранение «предпонимания» как предпосылки любого познания неизбежно приводит к устранению всякого познания вообще.

Определением человеческого бытия является его конечность, смертность. Отсюда герменевтический опыт представляет собой опыт конечного существования, и он есть только у того, кто знает, что время и будущее ему не подвластны. Конечность человеческого опыта и делает невозможным беспредпосылочное мышление, связывает это мышление с определенной эпохой, делает его в этом плане историчным. Поэтому человеческий опыт приобретает смысл, только будучи включенным в определенную традицию. Познание начинается с предпосылки, и такая предпосылка суть предварительное понимание, «пред-рассудок», заданный определенной традицией. В этой связи герменевтическое понимание оказывается процессом выхода сознания за пределы его конкретной исторической данности, постижение иной смысловой структуры. Цель герменевтики, по Гадамеру, состоит в том, чтобы перенести смысловую связь из другого мира (исторического, личностного) в свой собственный.

Поскольку «предпонимание» трактуется в рассматриваемой концепции как некоторый «горизонт» бытия и сознания человека, адекватность познания, обеспечивающего герменевтическое понимание, определяется Гадамером как «слияние горизонтов». Однако если гуманитарное знание допускает рассуждения о «слиянии личностных горизонтов», то о каком «слиянии горизонтов» может идти речь в естественных науках? В качестве иллюстрации можно привести взгляды герменевтически настроенного американского физика П. А. Хилана, который связывает процессы понимания в экспериментальной физике с переходом от первоначального восприятия сигналов приборов к истолкованию «текста книги природы». Показания приборов, считает Хилан, обретают смысл лишь в рамках «жизненного мира» экспериментатора. Наблюдая путь частицы в камере Вильсона, он видит не просто ряд пузырьков пара, а «саму частицу» со всеми ее параметрами. Точно так же экспериментатор «чувствует» силу тока, глядя на амперметр, «слышит» альфачастицы в треске счетчика Гейгера и т. д. Природа как бы вступает в диалог с человеком. Тем самым понимание лишается критерия объективности и предстает в виде субъективной иррациональной процедуры.

Герменевтический метод достигает понимания «косвенным» способом — с помощью _интерпретации «сказанного бытием», а сама герменевтика предстает как способ перевода «неизреченного» в «изреченное», что роднит ее с мистицизмом, как европейским, так и восточным. Это родство ярко обнаружилось уже у немецких романтиков: Новалис только в мистике видел для сознания способ выйти за пределы самого себя, «достичь других сущностей». Насколько далеко уходил Новалис в своей оценке способности человека к мистическому познанию, можно судить хотя бы по такому его высказыванию: «Мы суть дети бога, божественные зародыши. Когда-нибудь мы будем тем, кем был наш праотец»

Современные герменевтики либо стыдливо замалчивают глубоко мистические истоки концепции герменевтического понимания, либо если и говорят о подобных вещах, то далеко не в такой открытой форме, как это делал Новалис.

Каковы же конкретные процедуры герменевтического понимания (интерпретации)?

2.2. Виды герменевтической интерпретации

Все многообразие видов герменевтической интерпретации текстов (используемой, например, в классической филологии) можно фактически свести к четырем: грамматической (языковой), стилистической, исторической и психологической (личностной). Причем психологическое толкование, связанное с выявлением душевного состояния автора, его мыслей и чувств, осуществляется в рамках других видов герменевтической интерпретации. Рассмотрим подробнее каждый из указанных видов.

Грамматическая (языковая) интерпретация не обращает внимания на художественные цели автора, на исторические обстоятельства создания произведения, она имеет дело со словами и их связями. Данный вид интерпретации включает в себя анализ слов (лексикона, значений слов, их этимологии, рассмотрение метафор и т. д.) и анализ словосочетаний, грамматических форм. На основании порядка слов грамматическая интерпретация выявляет также логические ударения, акценты и пр.

Стилистическая интерпретация, имея в виду правила данного вида искусства, рассматривает, в какой степени произведение достигает целей, указанных автором в предисловии, введении, заголовках. Она имеет дело со средствами выражения идеи произведения: метафорами, гиперболами и другими тропами, аллегориями, рифмами, метром, периодом и т. д. В результате выявляется специфика способов выражения, связанная с определенным стилем: видовым, национальным и индивидуальным. Данный вид интерпретации устанавливает также стилистические влияния, испытанные автором от предшественников и современников.

Историческая интерпретация занята выявлением конкретных обстоятельств создания произведения. Мало знать автора, его язык и стиль. Всякий автор является сыном своей эпохи. Сфера исторической интерпретации необъятна: чем лучше и детальней мы узнаем эпоху и ее культуру, тем лучше мы поймем произведение — элемент этой культуры. Истолкование отмечает и те исторические факты, факторы и обстоятельства создания произведения, которые осознавались автором, и те, которые им не осознавались. Поэтому историческая интерпретация может осуществляться с «субъективной позиции» (позиции автора) и с позиции «объективной» (на основе знания фактов и обстоятельств создания произведения, известных из других источников). Однако полностью идентифицироваться с позицией автора, точно так же как и полностью исчерпать исторический материал, невозможно. Поэтому историческая интерпретация еще в меньшей степени поддается регламентации, чем интерпретация грамматическая или стилистическая. Ее объем и детализация определяются скорее практическими, чем теоретическими соображениями. Так, если Цицерон упоминает в своей речи Алкивиада, то ничто не мешает привести в пояснение всю историю Алкивиада и его окружения, что вызовет целую цепную реакцию. Но вряд ли целесообразно привлекать всю историю эпохи по поводу одного произведения или его детали. Здесь неизбежны разумные ограничения.

Можно сказать, что каждый вид герменевтической интерпретации раскрывает познавательное содержание какой-то определенной герменевтической категории: психологическая интерпретация — категории переживания, языковая интерпретация — категории предпонимания, интерпретация историческая — категории «герменевтического круга», интерпретация стилистическая — категории цели. Однако эта связь не жестко однозначная, а лишь преимущественная, поскольку каждая интерпретация так или иначе апеллирует ко всей системе герменевтических категорий и принципов.

Для герменевтики характерен своеобразный «обращенный» метод — от результатов к истокам познания: его предварительным установкам, основаниям аксиом и принципов, целям, задачам и т. д. Само по себе такое «обращение» полезно, необходимо и в этом плане может рассматриваться как одно из орудии анализа явлений культуры, в том числе и науки.

Говоря о герменевтическом методе, следует отметить, что в филологической герменевтике — классической форме герменевтики, лежащей в основе современных философских спекуляций, собственно языковой характер носит только грамматическая интерпретация, тогда как остальные связаны с художественным, историческим и личностным контекстами языковой деятельности.


С. С. Гусев, Г. Л. Тульчинский
Разместил: Пролетарий | Дата: 15.11.2008 | Прочитано: 8679 | Комментарии
Распечатать

Всего 28 на 6 страницах по 5 на каждой странице

<< 1 2 3 4 5 6 >>
[ Назад | Начало | Наверх ]

Warning: getimagesize(modules/Album/album/4/6/puvis13.jpg) [function.getimagesize]: failed to open stream: Permission denied in /home2/czaarr/public_html/blocks/block-randFoto.php on line 24
Случайное изображение из галереи
Аллегории: Бдительность. ...
Аллегории: Бдительность. ...

Вечность
Нет содержания для этого блока!
Главная | Галерея живописи | Статьи | Рекомендовать | Связь с администрацией

Генерация страницы: 0.046 сек. и 12 запросов к базе данных за 0.018 сек.
Вечность пахнет нефтью. Идея, Дизайн, Воплощение 2007 © czaar
БиоМех - дизайн выполнен творческой лабораторией Руда Нави.
В.Воронцов 2009г ©